От расцвета до запрета. История рождественских открыток в России

Новый год и Рождество — всеми любимые праздники. Маркетологи стремятся ассоциировать бренды с теплом и радостью, которые несет новогодняя подготовка и празднование. Мы собрали потрясающие и трогательные рекламные ролики мировых брендов.

В список самых необычных подарков не мог не попасть хоть один драгоценный камень. Речь идет о бриллианте, который Ричард Бартон подарил своей возлюбленной Элизабет Тейлор. Этот камень не был слишком огромным, всего 70 карат, но его огранка казалась настолько невероятной, что выглядел он волшебно. Собственно, стоил он тоже невероятно много.

От расцвета до запрета. История рождественских открыток в России

Бриллиант в 70 карат

Не самый крупный бриллиант в мире привлекает своей красотой. Необычайные переломы света в камне за счет его интересной огранки делают бриллиант уникальным и очень дорогим. Алмаз был преподнесен в подарок Элизабет Тейлор ее супругом, с которым они были в браке дважды, Ричардом Бартоном. Действительно уникальный подарок, ведь подарить бриллиант могут многие, а подарить уникальный бриллиант — лишь единицы.

От расцвета до запрета. История рождественских открыток в России

Вот так мужчины поражали воображение своих любимых женщин в разные времена. Однако не стоит грустить, думая, что вам никто не преподнесет нечто подобное, ведь подарки — это второстепенное проявление любви, а влюбленный взгляд, полный непрерывного восхищения, стоит куда дороже любого презента.

Жми «Нравится» и получай лучшие посты в е!

От расцвета до запрета. История рождественских открыток в России

Папье-маше

Музей елочной игрушки «Клинское подворье», г. Клин. Фотография: С. Лаврентьев / фотобанк «Лори»Музей елочной игрушки «Клинское подворье», г. Клин. Фотография: С. Лаврентьев / фотобанк «Лори»Музей елочной игрушки «Клинское подворье», г. Клин. Фотография: С. Лаврентьев / фотобанк «Лори»

Папье-маше

Большое распространение в Советском Союзе получили украшения из папье-маше (плотного вещества, состоящего из бумажной массы, смешанной с клеем, гипсом или мелом). В СССР производство игрушек из папье-маше было ручным и состояло из ряда длительных операций: лепки, шпатлевки, грунтовки, шлифовки, окраски, росписи с промежуточной сушкой при температуре от 20 до 60°. Ассортимент в основном составляли реалистичные фигурки людей и животных. Покрытие из бертолетовой соли делало поверхность игрушек более плотной и придавало им неяркий блеск. С помощью вакуумного литья создавались новогодние маски и фигуры больших размеров для елки (деды-морозы и снегурочки). Такие игрушки были легки по весу, но не уступали в прочности прессованным.

Папье-маше

В наши дни, в кругах многочисленных коллекционеров новогодних украшений, сохранившиеся игрушки из папье-маше наиболее ценны.

Папье-маше

Sainsbury’s

Классический рождественский сюжет сделала сеть Sainsbury’s, ненавязчиво напомнив еще раз, что первый их магазин открылся 150 лет назад. В ролике полный набор Диккенса: мальчишка-оборванец, ухмыляющийся бессердечный плут, бедность, общественное осуждение, бегство, призраки, неожиданная спасительница и отмщение в финале. И все это на фоне белого снега и черных закопченных улиц викторианского Лондона.

В прошлом году Sainsbury’s выпустила не менее душевный ролик, сняв сценку из детского утренника.

Открытка как искусство

Рождественские открытки в дореволюционной России стали настоящим искусством. Разнообразие форм и материалов, из которых они изготавливались, трудно описать: глянцевые, из папье-маше, тиснённые и отделанные текстилем, тесьмой и блёстками, на полотняном картоне, гравюрные с золотым обрезом и плюшевые — словом, на любой вкус и кошелёк.

«Кстати, у россиян было очень трепетное отношение к почтовым открыткам , — продолжает Ольга Симонова. — В те времена все 23 государства Всемирного почтового союза придерживались установленного международного стандарта величины открытки (9×14 см). А в России таких ограничений никогда не было».

Открытка как искусство

Фантазия художников не знала границ, поэтому на рождественских открытках изображались как библейские сюжеты, так и моменты жизни обычных людей: картины деревенского быта, наряженные ели, свечи, тройки лошадей. Особенно часто рисовали детей в виде ангелов, а также детские зимние забавы.

«Рождественские и новогодние открытки делали лучшие художники и печатники, — говорит Ольга Симонова. — Вскоре заинтересовались этим видом искусства и фотографы: наряду с рисунками на рождественских открытках появились фотообразы».

Фотохудожники на рождественских открытках чаще всего лишь намекали на суть религиозного праздника: их больше интересовали сами фотографируемые люди. Это влюблённые пары, счастливые семьи, дети с ёлками и ангелы.

Открытка как искусство

«Вот любопытная открытка, — улыбается Ольга Симонова. — На карточке с изображением привлекательной молодой девушки, держащей на плече еловую ветку, некоего Лёню поздравляет с Рождеством его брат Н. Фёдорович. Можно сказать, что это своего рода старинный рождественский пин-ап». («Пин-ап» — стиль американской графики середины XX века, его отличительная черта — сюжет. Чаще всего это изображение красивой, иногда полуобнажённой девушки. — прим. ред.)

Читайте также:  34 бизнес-идеи, которых ещё нет в России

Русские люди писали много и охотно. Взрослые и дети, аристократы и простой люд, родственники и друзья. Поздравления с Рождеством могли быть безыскусными или поэтически оформленными.

Вот некий Сергей Фролов пишет из Казани в Симбирск Александре Грачёвой поздравление с 1915 годом: «Поздравляю с высокоторжественным праздником Рождества Христова! Желаю встретить его в добром здравии и веселии». Некую Варвару Федосеевну Прозоровскую из Вологодской губернии поздравляет с Рождеством её племянница и заодно сообщает о своём положении: «Я живу у Анны Александровны и часто вспоминаю вас. Хотела бы знать, как вы живёте».

Открытка как искусство

Тётя Оля в декабре 1913 года поздравляет с Рождеством Христовым «милых детишек — дорогого крестника Колю, Шуру, Галю и бутуза Витю», интересуется, весело ли прошли у них именины.

В декабре 1916 года священника из села Вача Муромского уезда, отца Павла Побединского, поздравляет его сестра и добавляет: «Давно что-то нет от вас никакой весточки. Все ли вы там живы и здоровы? Забыли нас, сирот. Скоро ли свидимся?».

«Когда читаешь эти открытки, особенно датированные предреволюционными датами, — говорит Ольга Симонова, — то невольно думаешь, что стало со всеми этими людьми, как обошлась с ними история».

Открытка как искусство